• Альтернативная история как наука

    Какого рода безобразия могли бы творить беззастенчивые негодяи? Позвольте мне привести несколько примеров.

    Таких, как вылазка в прошлое и уничтожение Иисуса, Магомета, Будды, всех наших величайших духовных наставников в то время, когда они были детьми.

    Таких, как предупреждение величайших негодяев о тех опасностях, которые им грозят в будущем, чтобы позволить им обмануть судьбу и предоставить возможность дальше наносить вред человечеству.

    Таких, как кража сокровищ искусства из прошлого, что лишит миллионы людей на протяжении многих столетий возможности наслаждаться ими.

    Таких, как возможность давать заведомо ложные советы великим правителям прошлого, тем самым завлекая их в ужасные ловушки.

    Я привел все эти примеры, друзья мои, потому что такого рода преступления на самом деле случались.

    Роберт Сильверберг “Вверх по линии”

    “История не имеет сослагательного наклонения”. Эта максима давно превратилась в общеупотребительную банальность, которой с глубокомысленным видом, по поводу и без оного, щеголяют как историки, так и люди, не имеющие к данной области науки никакого отношения. Однако некоторые особенности человеческой жизни время от времени подталкивают нестандартно мыслящих индивидуумов к крамольному предположению — “А что, если бы?”. Так рождается “альтернативная история” (АИ).

    Дороги, которые мы выбираем

    В принципе, альтернативность является неотъемлемой частью жизни любого из нас. Каждое утро, выходя из дома, мы не можем со стопроцентной убежденностью утверждать, что грядущий день не принесет с собой ничего неожиданного. Почти ежеминутно мы оказываемся перед микроскопическим выбором. Наша жизнь — своеобразный перекресток, и любой шаг теоретически способен привести к событиям, коренным образом меняющим нашу судьбу.

    Вы идете налево — и находите кошелек с большой суммой денег, что гарантирует “сбычу мечт” и подтолкнет вас на поступки, невозможные при устоявшемся распорядке. Вы идете направо — и встречаете человека, которого искали всю жизнь и с каковым хотите быть вместе всегда и “умереть в один день”: любовь, дети, внуки, сопутствующие семейной жизни радости и проблемы. Остановись вы завязать шнурки 5 минут назад — и “прекрасное виденье” проплыло бы мимо вашего носа. Человек идет прямо — и сталкивается с внезапно вылетевшим из-за угла самосвалом, что наверняка повлечет серьезные последствия и для него, и для растяпы-водителя. Все тот же развязавшийся шнурок мог бы спасти прохожего от преждевременной могилы, а “водилу” — от тюремной баланды.

    И так — до бесконечности, судьба человеческая напоминает колоду карт, веером раскинутую дрогнувшей рукой неопытного банкомета: если повезет, выпадет джокер, если нет — останетесь с паршивой “шестеркой”. И после всего этого находятся люди, считающие, что история не знает сослагательного наклонения. И почти все им верят. Парадокс!

    Вариативность человеческого бытия и подтолкнула пытливые и незакостеневшие умы некоторых людей, непосредственно занимающихся исторической наукой, к мыслям и идеям “альтернативности” как отдельных событий, так и всего исторического процесса в целом.

    По легенде, Александр Великий похоронен именно в этом саркофаге. Проживи он немного дольше — и русло развития земной цивилизации могло измениться.

    Пионеры альтернативной истории

    Первым известным нам АИ-предположением отметился еще древнеримский историк Тит Ливий в своем эпическом трактате “История Рима от основания Города”. В книге IX, написанной около 35 г. до н. э. несколько страниц были посвящены гипотетическому походу Александра Македонского на Рим в 323 г. до н. э. который, по Ливию, закончился бы полным разгромом великого завоевателя. Несмотря на явную пристрастность, некоторые предположения историка звучат довольно здраво. Однако это был всего лишь эпизод, витиеватый пассаж внутри вполне традиционного исторического труда.

    Иное дело — другой англичанин, сэр Арнольд Тойнби, который, будучи уже мировой величиной исторической науки, разродился статьями “Если бы Александр не умер тогда. ” и “Если бы Филипп и Артаксеркс уцелели. ” (в первой он рассматривал гипотетические последствия удлинения жизни героя античности, а во второй — его более ранней гибели). Этими нашумевшими работами Тойнби фактически и положил начало такому направлению в истории, как ретропрогнозирование. Впрочем, доказательства Тойнби строились на использовании воображения, и потому были гораздо ближе к беллетристике, нежели к подлинной науке. Коллеги-историки восприняли экзерсисы Тойнби как “шалость гения”, некую разновидность научного досуга, салонной болтовни на тему “что было бы, если”.