КОЛЛЕКЦИЯ ЯНА ТЕЕРЛИНКА

Кожаный портфель голландского купца с бумагами и образцами семян.

Зачем Теерлинку нужны были семена? Одно ясно: не для себя. Ян Теерлинк был странствующим купцом и даже не имел своего дома. Возможно, хотел продать или подарить кому-то на родине.

Но ему не суждено было довезти коллекцию до Голландии. В то время Голландия была аннексирована Францией, а с Францией воевала Англия, причём британский флот немилосердно захватывал все голландские суда как французские. Зная это, группа голландских купцов, чтобы доставить товары из Китая, наняла именно прусское судно с прусским капитаном. Хитрость не помогла: за день или два до прибытия к голландскому берегу «Генриетту» захватили англичане со всеми грузами и даже личными пожитками купца, включая архив личной переписки за последние десять лет. Теерлинк пытался оспорить захват грузов в английском суде, но суд отказал. На родину купец вернулся с пустыми руками. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Но в 2005 году голландский историк Рулоф ван Гельдер, работая в архивах британского адмиралтейства, нашёл документы с «Генриетты». Среди них оказался красный кожаный портфель с золотым тиснением «Ян Теерлинк из Флиссингена». В портфеле находились образцы шёлка и 40 аккуратно сложенных бумажных пакетиков с семенами 32 видов растений с южной оконечности Африки. Похоже, что семена готовил в дорогу ботаник: конвертики сложены так, как в те времена принято было заворачивать пробы семян, и надписи на них сделаны рукой не Теерлинка.

Почти все сообщения о том, что удалось оживить древние семена, где-то найденные, при ближайшем рассмотрении оказывались лжесенсацией, как, например, сведения о том, будто проросли пшеничные зёрна, найденные в гробнице Тутанхамона. Есть только два научно подтверждённых случая. Лет десять назад в Китае успешно пророщены семена лотоса, извлечённые из донного осадка высохшего озера. Одному из семян было 1300 лет. Правда, получившиеся растения обладали серьёзными уродствами. Второй случай — проросшие семена южноамериканской лилии, сохранившиеся внутри погремушки, изготовленной инками 500 лет назад.

Более убедительны результаты эксперимента, заложенного американским ботаником Уильямом Билом в 1879 году (см. «Наука и жизнь» № 7, 2001 г.). Он закопал 20 бутылок с семенами 21 дикорастущего вида и стал каждые пять лет выкапывать одну и проверять семена на всхожесть. Потом интервал увеличили до 10, а ещё позже — до 20 лет. В 2000 году пророс только один вид. Следующее вскрытие бутылки с семенами — в 2020 году.

Английские ботаники, зная экологические требования южноафриканских растений, применили разные хитрости, чтобы заставить их прорасти. Некоторые из этих видов прорастают только после того, как по земле прошёл пожар. Поэтому их замачивали в воде, через которую до того пробулькивали дым. Многим видам, для того чтобы пойти в рост, требуется пережить зиму — им создали условия южноафриканской зимы, понизив температуру до + 15 градусов Цельсия.

В результате всех ухищрений дали ростки 3 из 32 видов, в том числе одно дерево — акация, что ботаники считают крупным успехом. Растения оказались совершенно нормальными.

Сейчас, когда создаётся международное хранилище семян культурных растений на Шпицбергене (см. «Наука и жизнь» № 9, 2007 г. ), учёным важно знать, как долго семена могут лежать в подходящих условиях, не теряя всхожести. Портфель Яна Теерлинка помог пополнить сведения об этом.