• Мы уже рассказывали о бое «Сан-Фелиппе» и «Сан-Матео» с превосходящими сил

    Несчастные «Сан-Фелиппе» (840 тонн, 40 орудий) и «Сан-Матео» (750 тонн, 34 орудия) после трехчасового боя получили сильные повреждения, и отстали. Наутро «Сан-Фелиппе» взял курс на Дюнкерк, но вылетел на мель недалеко от Флиссингена. Его сразу же окружили легкие голландские суда. Нидерландцы предложили донам сдаться, на что те после короткого раздумья согласились. Однако протестанты нарушили условия капитуляции и устроили настоящее избиение команды, за исключением дворян, с которых надеялись взять выкуп. Как пишет голландский свидетель взятия «Сан-Фелиппе», «палуба покраснела от крови». и у экипажа корабля было только два выхода – драться до конца, или прыгать в море, надеясь выплыть к берегу и уйти во Фландрию [1] .

    Та же судьба постигла и корабль под командованием квартирмейстера морской пехоты Сицилии дона Диего де Пиментеля «Сан-Матео» - он ко всему прочему сел на мель напротив форта Раммекенс (у входа в канал Вельзинге, соединяющего Мидельбург с морем). Испанцу пришлось выдержать еще и обстрел береговой артиллерии, и это притом, что после боя 8 августа на корабле Пиментеля совсем не оставалось ядер и ответить он не мог! Все же на «Сан-Матео» смогли отбить две попытки абордажа, поэтому озверевшие от сопротивления голландцы в третью попытку устроили выжившим на палубах настоящую бойню, спаслись оттуда лишь единицы. Из голландского описания последнего боя «Сан-Матео»: «как только наши лодки приблизились к обреченному испанскому кораблю на 15 ярдов, у бортов появилась стена аркебузиров, которая дала по нам прицельный залп. Много моих товарищей было ранено, часть слетела с лодок в море. С мачт вели беспокоящий огонь испанские мушкетеры, от пуль этих тяжелых ружей не спасали даже кирасы. Несколько лейтенантов, возглавлявших абордажные партии, было убито мушкетерами. Нам все-таки удалось проникнуть на борт, и началась свалка, суровая и беспощадная. Пощады не знали ни мы, ни наши враги.» Кормовой флаг «Сан-Матео» несколько раз переходил из рук в руки, и, наконец, порезанный в пяти местах и пробитый аркебузными пулями, он был захвачен [2] .

    [1] Многие историки объясняют поведение голландцев приказом Вильгельма Оранского, который приказал не щадить попавших в руки протестантам испанских моряков.