• Лендлиз королевы Лизы

    Как известно, мятеж в Нидерландах не был подавлен в зародыше в первую очередь из-за того, что в эти далёкие и убыточные провинции занимали далеко не верхнюю строчку в рейтинге стратегических интересов Испании и Филиппа II. Как писал герцог Альба, «Я всегда бьюсь головой о стену, когда слышу, сколько денег мы тратим на бесплодную войну с турками». Постоянно находились дела поважнее, и итог тоже известен: маленькая ранка расширилась, загноилась, пошла гангрена и закончилось всё ампутацией. Хорошая иллюстрация того, что при составлении плана действий надо учитывать не только важность какой-то задачи, но и необходимое время на её решение: со всякой мелочью легче сразу разобраться и забыть.

    А с подавлением мятежей всегда надо спешить, пока они маленькие, как в том анекдоте про пыхтящий чайник. Не только потому, что растёт число мятежников внутри страны, но главное потому, что чем дальше, тем больше найдётся других стран, которые не откажутся половить жирных карпов в мутной воде. Мятежникам ведь нужно только продемонстрировать, что они люди серьёзные, с ними можно иметь дело, а спонсорский бюджет не будет благополучно освоен.Так было и с восстанием во Фландрии. Испанцы провозились с им до того, что Елизавета наконец сочла бунтовщиков заслуживающими не мелких подачек, а официального внимания и помощи. После долгих переговоров, в августе 1585 года в дворце Нонсач наконец было заключено знаковое соглашение, и уже осенью английские войска и деньги потекли в Голландию. Всего Англия должна была постоянно держать в Голландии 6350 пехотинцев и 1000 всадников, а также оплачивать четверть всех военных расходов.

    Испанцы были в бешенстве. Кого ещё кроме «рыжей шлюхи» винить в том, что голландцы, чьи дела в предыдущие годы шли хуже некуда, вдруг заупрямились и отказались от компромисса? После того, как многие командиры мятежников перешли на сторону испанцев со своими полками, гарнизоны вовсю продавали укреплённые пункты, обострились внутренние разногласия бунтующих группировок, Зеландия и Брабант саботировали планы кампании, и казалось, что победа близка как никогда — вдруг нате вам, расхлёбывайте по-новой, благородные доны, да возьмите ложку побольше. И это ещё были цветочки-лютики, потом будет куча моментов, когда в период кризиса Объединённые Провинции спасала только заграница, совсем как в мечтах Остапа Бендера.

    Зато с Филиппом II и тогдашними испанцами решительно несогласны почти все прежние и современные голландские историки. Мол, да, было дело, подсобили Англия и Франция, но немножко. а решающую роль сыграла безудержная отвага бюргеров, родная земля и общая предопределённость поражения проклятых папистов. Вот и помогай таким.