В тихом омуте или голландский «Потемкин»

Когда Мохаммед Буйера, убийца режиссера Тео ван Гога, сказал голландским полицейскм, «что «стрелял в них с намерением убить и быть убитым», нервная система последних получила удар, от которой бедняги не смогли оправится. «Это заявление вызвало у полицейских необычный всплеск эмоций. Слезы потекли по их щекам, и они бросились обниматься, гладя друг друга по головам и похлопывая по спинам. Сообщалось, что после пережитой травмы их преследуют ночные кошмары и частые приступы слез».

Трудно поверить, что были далекие времена, когда голландские моряки выходя в море выбрасывали библию за борт, поскольку «там куда они плыли эта книга была не нужна» (в том плане, что ребята на море жили не по законам божим, а по конкретным понятиям). Трудно поверить, что еще полвека назад Нидерланды были страной, где протестанты не делали покупок у католиков, а католики не ходили в протестантские магазины, страной где замужняя женщина должна была оставить госслужбу и где с 1932 года действовал закон карающий за «злостное богохульство». Было время, и когда рабочее и революционное движение Голландии тоже не напоминала сборище флегматичных любителей травки. Речь идет о выступление, которое некоторые нидерландские историки считают крупнейшим событием истории Голландии 30-хх годов 20 века – Восстание на броненосце «Семь провинций» («De Zeven Provinciën»). Этот корабль был спущен на воду в 1909 году и в течение многих лет был флагманом флота Голландский Ост-Индии. В 1933 году на броненосце вспыхнуло восстание.

Причины этого выступления до сих пор точно неизвестны. По одной версии оно стало результатом подпольной деятельности коммунистов. По другой, речь шла о стихийном недовольстве матросов вызваном резким снижением жалования.

К февралю 1934 мятежные настроения охватили несколько кораблей ост-индийской эскадры королевского флота. 3 февраля 1934 года команды кораблей «Явы», «Эверстена» и «Пьет Хейна» не вышли на утреннюю перекличку и отказались выполнить распоряжения офицеров. Их поддержали 420 матросов и солдат авиабазы в Сурабайе отказавшиеся повиноваться начальству.

Матросы попытались поднять красные флаги на своих судах, но были разоружены и арестованы. Всего было заключено под стражу несколько сот человек. Важной особенностью этих выступлений было то, что среди бунтовщиков были голландцы, индонезийцы, малайцы, действовавшие сообща.

В это время броненосец «Семь провинций», шел по направлению к северной оконечности острова Суматра. Когда была получена радиограмма о выступлениях и арестах моряков в Сурабайе, на «Яве» и на других военных судах. Эйкенбум, командир броненосца, собрал команду и предупредил, что попытки нарушения дисциплины повлекут за собой жестокие репрессии. Это была ошибка, которая только подлила масло в огонь. Начались тайные собрания матросов.

Капрал-голландец Бошарт выступил с призывом к стачке. После прибытия в порт Сабанге состоялось еще одно собрание под его председательством. Речь капрала тут же переводилась на малайский язык матросом-малайцем. Собрание было разогнано полицией, но моряки продолжили собираться и вернувшись на борт. Было решено, захватить броненосец и отправиться в Сурабайю, чтобы освободить арестованных товарищей, а затем провозгласить всеобщую стачку и требовать отмены сокращения зарплаты и освобождения от наказания отказавшихся нести службу.

Управление судном было решено поручить двум малайским матросам — Кавиларангу и Тугумане. Третий малаец — Румампи должен был взять на себя поднятие якоря. Общее руководство было возложено на капрала Бошарта. Кавиларанг должен был подать свистком знак к мятежу. Еще один малаец взял на себя заботу об офицерах, которых было решено запереть в каютах. Дата выступления была назначена на на 5 февраля. В этот день на борту осталось 17 офицеров — все остальные были приглашены на банкет в в Сабанге. Команде также разрешили сойти на берег, но ровно в 5 часов вечера матросы тайно вернулась на корабль. В советских публикациях можно найти сведения, что перед выступлением матросы смотрели фильм «Броненосец Потемкин», но это маловероятно. В европейских колониях показ подобных фильмов не поощрялся. В Британской Индии во избежания нежелательных ассоциаций был запрещен даже «Великий диктатор» Чаплина.

Местная колониальная полиция получила информацию, что экипаж корабля что-то затевает, но капитан корабля отказался верить данным местных сыщиков. Свою ошибку он понял через несколько часов, когда на берег выплыл один из семнадцати оставшихся на борту офицеров, которому удалось в момент восстания выпрыгнуть за борт и доплыть до порта.

В ночь с 5 на 6 февраля в 10 часов вечера броненосец «Семь провинций» подняв красный флаг развел пары и выйдя из бухты Олелей, взяв курс на Сурабайю. Засуетившиеся власти отправили в погоню за броненосцем полицейское судно «Альдебаран». но преследование прекратилось как только команда броненосца навела жерла орудий на преследователей. На чрезвычайном заседании совета Голландской Индии генерал-губернатор колонии Де-Ионге распорядился «расправиться с восставшими так, чтобы это послужило примерным уроком для всех остальных моряков». Наперерез броненосцу вышла эскадра в составе крейсера «Ява», двух миноносцев, минного заградителя, подводных лодок и гидросамолетов. Встреча мятежников и карательной эскадры произошла 10 февраля у входа в Зондский пролив. На сигнал командующего эскадрой «Сдавайтесь!» броненосец «Семь провинций» ответил повторением своих требований: отмена снижения зарплаты и освобождение арестованных в Сурабайе моряков. Сигнал кончался словами: «Оставьте нас в покое».

Тогда корабль атаковали гидросамолеты. Фактически речь идет о первой в истории атаке боевого корабля с воздуха. Несколько 50-килограммовых бомб, разорвались на палубе броненосца. Начался пожар. «Семь провинций» практически не имел средств ПВО. Воспользовавшись замешательством команды, арестованные офицеры вырвались на свободу и бросились на повстанцев. Другие голландские корабли высадили тем временем на судно абордажные команды. Этот короткий бой стоил жизней 18 моряков. (По другим данным на корабле погибло 23 человека). Еще 25 человек были ранены.

Броненосец был отведен в военный порт Танджик Приок, команда закована в кандалы и отправлена на остров Онрест, недалеко от Батавии. 240 моряков были отданы под суд.

Заметим, что дальнейшая судьба броненосца была довольно примечательна. После восстания он получил новое имя «Сурабая». В 1942 году судно снова стало жертвой авиации – на этот раз японской, и получив тяжелые повреждения было затоплено собственной командой. Но история «Семи провинций» не закончилась. Как говориться, «Бог любит троицу». Японцы подняли корабль и использовали его как блокшив. В 1943 году «Сурабая» был потоплен авиацией союзников в третий раз и последний раз.

Восстание на броненосце «Семь провинций» оказало огромное влияние на внутреполитическую жизнь Нидерландов. Воодушевленные примером моряков, рабочие и безработные подняли восстание в амстердамском районе Jordaan 4 июля 1934 года. В этот день люди оказали сопротивление беспределу полиции набросившуюся на колонну мирных демонстрантов. В ответ полетели булыжники и стали строится баррикады. Сутки спустя в Jordaan начались самые настоящие уличные бои. Перепуганное полицейское начальство запросило помощи у армии, но даже пехота и кавалерия оказалась бессильна против града камней и других тяжелых предметов цветочных горшков, которые летели с крыш и верхних этажей. Лишь с прибытием бронемашин властям удалось «усмирить» население. По офицальным данным число жертв составило 5 человек убитых и 56 человек раненых. Коммунистическая пресса была закрыта и издавалась нелегально.

Столкнувшись с волной революционного движения, правящий класс Голландии как и в других европейских странах стал проявлять интерес к нацисткому движению. В армии была проведена «чистка». Все потенциально «левые» элемента были устранены. На ключевые позиции были поставлены ветераны колониальных войн. Национал-социалистическое движение, голландские нацисты, за 1933 год увеличили свою численость с 600 до 22 000 человек. На выборах 1935 года они получили 300 тыс. голосов. Впрочем, в конечном итоге Голландия избежала немецкого сценария и была интегрирована в нацисткую единную Европу лишь в 1940 году военным путем.