• Холодная война: дискуссии историков

    Высшая историография движется от мелодрамы к трагедии. В историче ской перспективе мы учимся испытывать больше жалости к обеим сторонам, чем они способны были испытывать друг к другу А. М. Шлезингер Циклы американской истории т.1 - М. Московский лицей, 1988 с237. Надконфликтная позиция Баттерфилда в отношении противостояния Советского Союза и

    Баттерфилда. Однако вполне может быть, что именно он заложил эту идею в мое подсознание. Фактически совсем ранние труды в особенности отличная работа Америка, Великобритания и Россия, написанная У. Х. Макнейлом в 1953 г. для издательства Чэтэм-Хауз, содержали высокую степень объективности. Но большинство историков холодной войны, особенно в

    Соединенных Штатах, пребывали в героическом настрое. Этот настрой принял две формы ортодоксальную в 40 50-х годах, когда плохими парнями принято было изображать русских и ревизионистскую в 60-х годах, когда плохими парнями изображались уже американцы. Изучение холодной войны, похоже, вступает наконец в академическую фазу. В 1983г. Джон Льюис Гэддис, весьма беспристрастный исследователь холодной войны, пришел к мысли о возникновении

    постревизионистского синтеза. См. там же с237 Однако история редко выносит окончательные приговоры. Рецензенты книг, выискивающие такие приговоры в работах по истории, неправильно понимают задачу историка. По всем важным вопросам всегда существует несогласие и оно обогащает спорящих. Любая точка зрения или позиция сама по себе может быть неприемлемой, заметил великий голландский историк Питер Гейл в своей работе Наполеон за и против, исследовавшей противоречивые интерпретации