• Голландский контракт

    «BEATRIXHAVEN» - «GUMEL»

    После окончания контракта на контейнеровозе «Venta di Tramontana» в декабре 1999 года, я находился в отпуске, но отпуск затянулся на 4 месяца, а компания «KIL SHIPPING A/E» начала рассыпаться и продавать свои суда.

    Я решил обратиться в крюинговую компанию «Esman», в которой отработал один контракт на контейнеровозе «Sloman Rider», где меня хорошо знали.

    Через некоторое время мне позвонили из компании и попросили явиться на собеседование. Было предложение из голландской компании «VANUDEN» на должность старшего механика судна типа Ро-Ро, «Beatrixhaven», которое занималось перевозкой автомобилей из Центральной Европы в Средиземноморские страны.

    Уговаривать меня долго не пришлось, контракт был длительностью на 4 месяца, работа в Европе, заходы в европейские порты, да и зарплата была нормальная. Мою кандидатуру согласовали с хозяевами компании, а через несколько дней я подписал контракт и стал готовиться к отъезду.

    Судно типа RO-RO Cargo Ship, было построено в 1976 году в Норвегии, на верфи «Porsgrunn Verksted», длиной - 132 метра, шириной 20 метров, осадка 6.6 метра.

    Gross tonnage - 9963t, DWT - 5588t.

    Главный двигатель: Sulzer 16Z40/48 400x800, 7650 kw (10500 э. л. с.).

    Capacity: Lane Length 1 325, trailer 109, Bale 1 9000

    Вспомогательные двигатели, типа Sulzer, 2 шт. по 1000 э. л. с.

    За всё время эксплуатации судно имело 7 наименований. Самое первое название «DORA», последнее название «GUMEL». Но мне пришлось работать на этом судне с названием «BEATRIXHAVEN», по имени голландской королевы Беатрис.

    Карта Голландии

    9 мая 2000 года к 12 часам дня моя жена отвезла меня в аэропорт, откуда мне нужно было лететь в Амстердам, Голландию, через Копенгаген.

    Оказалось, что у меня не было Шенгенской визы, но хорошо, что самолёт задержался на один час. В течение этого времени с представителями крюинга оформили судовую роль, по которой я смог улететь из Таллина. В Копенгагене была пересадка, и через 1,5 часа я вылетел в Амстердам.

    На этом мои мытарства не закончились, так как в аэропорту Амстердама меня не пропустили через контроль - не было визы. Целый час я просидел в комнате полицейских, пока появился представитель «Vanuden» и мне купили визу, проставили в паспорт.

    Только теперь я со своим большим чемоданом потащился к ожидавшему меня такси.

    Мы поедем в провинцию Северный Брабант, город Мурдайк (Moerdijk), базовый порт судна «Beatrixhaven».

    Расстояние от аэропорта до Мурдайка составляет около 75 километров, и мы мчались по прекрасным голландским дорогам с огромной скоростью, а состояние дорог было настолько великолепным, что совершенно не чувствовалось, что мы едем в автомобиле.

    Великолепные дороги, развязки, каждый знает свой маневр, и хотя движение было очень скоростным, но все соблюдали правила движения, давали обгонять, и вовремя включали сигнальные огни. Я первое время давил ногами в пол автомобиля, т. е. пытался имитировать торможение, но потом расслабился и отдался на волю таксиста.

    Между селениями или городками нет разрывов, сплошные дома, усадьбы и сады, сады. Вокруг дорог тысячи парников и всевозможных теплиц - страна цветов.

    Приехали в Мурдайк и около часа плутали по улочкам этого городка, пока нашли местную гавань и порт, где стоял у причала «Беатриксхавен». Название расшифровывается как: бухта Беатрис, бухта королевы Голландии.

    Городок Мурдайк не произвёл на меня никакого впечатления. Тихий уголок Голландии, но является самым крупным муниципалитетом на юго-западе Нидерландов, промышленный центр и четвёртый по величине порт в стране. Вокруг города обширные зелёные сельские местности, рядом природный парк и исторические форты.

    Willemstad, местный порт

    Рядом с городом находится порт Willemstad c хорошо сохранившейся крепостью и большим количеством морских катеров, яхт самого разного водоизмещения и конструкций.

    В Мурдайке, после каждого рейса в Средиземноморье, судно готовится к очередному кругу, производит плановые ремонты, получает техническое снабжение, топливо, смазочные масла для двигателей и механизмов.

    Также получают здесь необходимые продукты, пресную воду и меняют, после окончания контракта, членов экипажа.

    Возле причала стоял мой корабль, и уже с проходной были видны надстройки моего нового дома, а возле проходной меня встретил суперинтендант, голландец, плотный мужчина моих лет. Погрузили в электропогрузчик мой чемодан и поехали к борту судна.

    У борта судна, немного в стороне, на причале был почти весь экипаж: филиппинцы, с банками пива и среди них один человек, европейского типа, тоже с банкой пива.

    Когда мы подошли к ним, то суперинтендант познакомил меня с этим европейцем, который оказался капитаном судна. Худенький, среднего роста, рыжеватый, с крупными чертами лица, по национальности голландец.

    Мой чемодан филиппинцы унесли по трапу на судно, а мы с суперинтендантом и капитаном, через некоторое время поднялись на борт судна и пошли в каюту старшего механика. Старшим механиком был русский специалист Михаил, из Санкт-Петербурга, который работал на этом судне несколько контрактов.

    Меня сразу удивило, что на судне было очень душно, ведь был май месяц, и температура воздуха в Голландии была уже выше +27 градусов Цельсия.

    На железной коробке, где много работающих механизмов и двигателей, это сразу ощущается, особенно, если не работает вентиляция, не говоря уже о кондиционере.

    Мы сидели в каюте у стармеха, горела настольная лампа, душно. Вся эта обстановка не располагала к общению, а у меня, особенно чуткого на некоторые внешние признаки, сразу же испортилось настроение. Я невольно вспоминал обстановку на прошлых своих кораблях, и здешняя атмосфера не вызывала у меня особых симпатий.

    Недаром говорят, что первые впечатления самые верные и самые сильные.

    Может быть, это и не всегда бывает правильным, но первые наблюдения меня не обманули, в чём я потом имел «счастье» полностью убедиться.

    После знакомства со стармехом, капитан и суперинтендант ушли в рулевую рубку, а мы остались вдвоём и начали знакомиться с принципами работы на этом судне, с перечислением некоторых недостатков в эксплуатации, которые мне нужно было знать, с документацией, с ведением отчётов, с правилами приёмки топлива и другими судовыми текущими проблемами.

    Стармех рассказал мне о деятельности судна. Оно занимается перевозкой автомобилей, военной техники, танков, кранов, бульдозеров, больших яхт, контейнеров, всевозможных нестандартных конструкций. Одновременно является пассажирским судном и оборудовано пассажирскими каютами на 20 человек.

    Погрузка автомобилей через кормовую рампу

    Закончили работать глубокой ночью и я ушёл отдыхать в свободную пассажирскую каюту. Спать было невозможно из-за духоты - оказывается не работал кондиционер, и не работала вентиляция, но всё это были только «цветочки», как я потом убедился.

    Стармех эксплуатацией и настройкой кондиционера сам не занимался, а своих подчинённых филиппинцев заставить не мог, а может быть и не хотел. Ведь для филиппинцев такие температурные условия в самый раз, они даже сейчас спят под одеялами. Какой уж тут кондиционер или вентиляция.

    С раннего утра, после завтрака, спустились в машинное отделение, зашли в Центральный пост управления.

    Для такого солидного судна помещение довольно небольшое, пульт управления не внушает особого «уважения» и вся эта техника уже достаточно устарела. После работы на контейнеровозе «Venta di Tramontana» мне здесь не могло ничего понравиться, так как техника устаревшая, механизмы и двигатели имеют «изношенный» вид, а как они покажут себя в работе? Вся эта картина внушала разочарование и определённые опасения, что здесь у меня будут немалые проблемы! Так оно, к сожалению, и оказалось!

    Вторым механиком работал тоже наш русский специалист Андрей, из порта Клайпеда.

    На Главном двигателе идут ремонтные работы, участвуют заводские специалисты, судовые механики и слесари. Рядовой состав, в машине и на палубе, полностью скомплектован из филиппинцев, также часть командиров среднего звена тоже состоит из этих тружеников моря. Капитан, старший помощник, старший механик и второй механик - европейцы.

    Машинное отделение располагается довольно глубоко от Главной палубы - 8 трапов вниз, 8 трапов вверх, которые приходилось преодолевать в день по много раз. Даже молодому человеку такие пробежки давались не очень легко, ну, а мне было уже тяжеловато преодолевать такие препятствия. Но делать нечего, жребий брошен, теперь нужно достойно отработать свой 4-х месячный контракт.

    Два дня мы занимались со старшим механиком передачей дел, и 12 мая 2000 года мы подписали акт о сдаче-передаче дел и обязанностей. Стармех улетел в Санкт-Петербург.

    Подготовили к отходу машинную установку: Главный двигатель, все обслуживающие и вспомогательные механизмы, рулевые машины.