Как 'Адмирал' во власть ходил

По следам катастроф

Изолированную группу людей, например, очутившихся по стечению

обстоятельств на необитаемом острове, можно, при определенной натяжке,

рассматривать как модель социума, оказавшегося в экстремальном положении.

По крайней мере, во взаимоотношениях членов группы нередко просматриваются

драматические тенденции и процессы, которые в масштабах государства

27 октября 1628 года из Амстердама вышли суда Ост-Индской компании,

чтобы доставить товары в колонии и вывезти оттуда всевозможные

экзотические грузы, неизменно пользовавшиеся спросом на рынках Европы.

Сама компания, основанная в 1602 году, успела превратиться в своеобразное

государство в государстве, обладавшее внушительным флотом из полутораста

вместительных судов, одинаково пригодных и для коммерческих перевозок, и

для всякого рода военных предприятий. К примеру, флагман отправившейся из

Амстердама флотилии "Батавия" представлял собой добротно сделанный из

балтийского дуба корабль солидной по тем временам грузоподъемности 600 т,

длиной 40 м, шириной 17 м и высотой от киля до верхней палубы 12 м.

Носовую часть корпуса, покрытого черной, зеленой и красной красками,

венчала позолоченная фигура льва. На верхней палубе стояло несколько пушек

- такое судно не только могло постоять за себя при встрече с пиратами, но

было и лакомой находкой для них.

Обычно подобные флотилии уходили из Нидерландов в апреле - мае и

октябре - ноябре, приноравливаясь к попутным ветрам, огибали западное

побережье Африки, мыс Доброй Надежды, пересекали Индийский океан и

отдавали якорь в колониальной столице - Батавии (Джакарте).

И на этот раз судами командовали опытные мореходы, от пиратов караван

защищали пушки военного корабля "Буерен". На "Батавии"

было 316 пассажиров-чиновники компании, их семьи, жены и дети служащих,

купцы, солдаты колониальных войск и, естественно, изрядное количество

товаров и продовольствия. На ней же находился командор флотилии -

предприимчивый купец и хороший моряк Ф. Пельсарт, чья репутация и знания

были порукой тому, что люди и грузы благополучно достигнут порта

назначения. И никто не мог предположить, что участь флагмана будет

зависеть от его капитана А.

Якобса, которого крайне раздражало присутствие на борту старшего

начальника. Окончательно настроение капитана испортила одна из пассажирок

- Лукреция ван дёр Мюлен, направлявшаяся к мужу в Батавию; эта дама

предпочла скрашивать монотонное плавание в обществе остроумного галантного

Пельсарта, игнорируя неуклюжие ухаживания капитана. Увы, именно таковы

были причины, довольно заурядные, разыгравшейся потом трагедии.

В апреле 1629 года флотилия зашла в бухту близ мыса Доброй Надежды

пополнить запасы перед океанским переходом. Однажды командор съехал на

берег проследить за покупками, а Якобе самовольно, бросив судно,

отправился к приятелям на соседнее, прихватив с собой младшего купца И.

Корнелиша, личность весьма подозрительную - тот знал несколько языков,

легко завязывал знакомства, однако было известно, что недавно он содержал

аптеку в Хаарлеме, впутался в какую-то темную историю, скрывался, вдруг

занялся коммерцией и теперь спешил в заокеанскую колонию. За столом

подвыпивший капитан разоткровенничался и высказал все, что думал о

командоре.

Отлучка и попойка не прошли даром - Пельсарт, не затрудняясь выбором

выражений, отчитал Якобса и пообещал разжаловать его по приходе в Батавию.

Теперь вражда двух старших офицеров стала непримиримой. Этим и

воспользовался авантюрист Корнелиш - предложил капитану коварный план:

воспользовавшись плохой погодой, оторваться от остальных судов, убить

Пельсарта и тех моряков и пассажиров, которые окажутся строптивыми,

выгодно продать груз и заняться свободной охотой за торговыми судами. Так

на "Батавии" возник заговор, в который Корнелиш вовлек еще 14 человек.

Якобе действовал по плану и в первый же шторм увел судно, теперь оно

продолжало плавание в одиночку.

Впрочем, это никого не насторожило, поскольку подобные случаи бывали.

Предстояло перейти ко второму пункту - отделаться от командора.

Решили спровоцировать его на поступок, который наверняка вызовет

В ночь на 4 июня 1629 года сильный толчок выбросил Пельсарта из койки.

Выбежав на верхнюю палубу, он осмотрелся - шумели волны, разбиваясь о

борта неподвижной "Батавии", рядом кипели буруны - судно плотно сидело на

рифах!

Сперва это не встревожило командора, он решил, что авария произошла в

отлив, утром вода прибудет и судно сойдет с камней. Но на рассвете, когда

начался отлив, "Батавия" угрожающе накренилась.

Чтобы облегчить ее и предотвратить опрокидывание, зелели срубить мачту,

но сделали это неумело, и она рухнула не за борт, а на переполненную

людьми верхнюю палубу.

Когда окончательно рассвело, неподалеку оказалось два островка, и

Пельсарт решил переправить на один из них женщин, детей, раненых, а потом

остальных. До вечера перевезти всех на единственной шлюпке не успели, а

тут еще заштормило. Пельсарт, Якобе и большинство пассажиров были уже на

суше, на "Батавии" осталось 70 человек, в том числе и Корнелиш. Тот,

следуя плану, немедленно объявил себя "адмиралом", провозгласил всяческие

свободы, в частности, разрешил открыть бочки с вином, ящики с товарами,

сундуки с деньгами - мол, обогащайтесь! Как и следовало ожидать, вспыхнула

междуусобица с поножовщиной, появились раненые и убитые, кое-кто свалился

за борт и утонул. А самозванец, облачившись в реквизированный в каюте

командора великолепный плащ, величественно разгуливал по палубе. Он

добился власти!

К утру море успокоилось. Собрав самых сильных и опытных матросов, Якобе

заявил Пельсарту, что якобы отправляется за помощью или попробует найти