«Прошлое, настоящее и будущее " />

  • Т. Я. Валетов

    (МГУ, Москва)

    Обзор "Круглого стола"

    «Прошлое, настоящее и будущее исторической информатики»

    Основная работа на конференциях международной ассоциации "History & Computing" ведется в различных секциях, посвященных тем или иным аспектам применения информационных технологий в исторических исследованиях, обеспечении таких исследований электронными ресурсами или преподавании истории. Иногда, однако, доклады на этих секциях приобретают форму "Я и моя база данных" и, демонстрируя применение ставших уже тривиальными технологий в решении неинтересных многим слушателям проблем, дают не лучшее представление о научном направлении "History & Computing" как таковом. Рассмотрению связанных с этим проблем и, более широко, с перспективами развития "History & Computing" как научной дисциплины, а также и сопряженных вопросов, был посвящен организованный на конференции AHC "Круглый стол" под названием "Прошлое, настоящее и будущее исторической информатики как науки". Его инициаторами стали широко известные в АНС голландские историки Питер Доорн и Онно Боонстра.

    Заседание открыл профессор Доорн. Он предложил вниманию аудитории ряд тезисов, касающихся настоящего и будущего исторической информатики и собственно АНС, сформулированных, как он сам заметил, предельно и даже гиперболизированно остро для того, чтобы заострить стоящие перед АНС задачи. В своем полемическом выступлении П. Доорн рассмотрел проблемы развития исторической информатики через призму её отношений с исторической наукой и с информатикой. В этой связи он подчеркнул, что у History & Computing есть будущее, только если:

    задачи исторической информатики и их решения будут признаваться как исторической наукой, так и информатикой;

    исследования в рамках History & Computing будут проводиться в рамках научного подхода информатики как науки;

    исследования в рамках History & Computing будут проводиться в рамках научного подхода информатики в гуманитарных науках;

    History & Computing не редуцируется до всего лишь вспомогательной дисциплины для истории.

    Рассматривая вопрос "History & Computing и ассоциация АНС", П. Доорн напомнил, что внутри АНС ранее проходили яростные споры между теми, кто ратовал за простые информационные технологии (включая стандартные программные средства) и теми, кто выступал за собственные продвинутые технологии; в последнее десятилетие часть сторонников продвинутых технологий покинула ассоциацию. Ограничив же себя

    рамками простых технологий, History & Computing может утратить причины существовать. По мнению П. Доорна, у АНС есть будущее, если:

    те, кто развивает собственные технологии, вернутся;

    ученые в области информатики станут принимать участие в конференциях АНС;

    АНС ограничит себя методологическими изысканиями в области History & Computing ;

    АНС станет развиваться в тех же направлениях (и в тесном контакте), что и ALLC (Association for Literary and Linguistic Computing) и ACH (Association for Computers and the Humanities).

    В качестве отдельного направления в области History & Computing П. Доорн выделил оцифровку исторических ресурсов. Он отметил, что почти все крупные проекты по оцифровке исторических источников проводятся соответствующими институтами, хранящими это культурное наследие (архивами, библиотеками и музеями). Согласно политике этих институтов, они не занимаются исследовательскими задачами. Предложение оцифрованных источников и требования к исследованиям иногда не соответствуют друг другу, это приводит к парадоксальной ситуации, когда резко растет число необработанных и невостребуемых оцифрованных ресурсов. Следовательно, – заключил П. Доорн, – потенциал и задачи History & Computing являются большими, чем когда-либо.

    * * *

    Сформулированные таким образом тезисы вызвали бурную дискуссию, в которой приняли участие многие авторитетные члены АНС. Интересно, что выступления отражали достаточно широкий спектр точек зрения на настоящее и будущее исторической информатики – взгляды даже тех ученых, которые активно работают в этой научной сфере, далеки от единства.

    Наиболее часто звучало естественное мнение о том, что главной задачей исторической информатики была и остается необходимость сводить воедино исследовательские интересы историков и технологические возможности информатиков. Так, экс-президент АНС Ян Олдерволл (Норвегия) отметил, что основной результат деятельности АНС, по его мнению, – это ставшее регулярным оснащение исторического исследования отличными инструментами. Он сказал так: «17 лет назад основной проблемой было создать эти инструменты. Проблема не изменилась и теперь». В других выступлениях звучала, например, мысль, что использование методов информатики уже определенно является показателем репутации историка, а АНС, как и раньше, может и должна быть распространителем хороших примеров использования информационных технологий в историческом исследовании.

    В выступлении главного редактора журнала "History & Computing"

    Мэтью Вулларда (Великобритания) проводилась та же идея, но более пессимистично. Он отметил, что историческая информатика выработала ряд подходов, которые стали достоянием исторической науки. В качестве

    примеров он привел широкое распространение информационных технологий в исторической демографии и просопографический подход. Историки используют новые, выработанные при непосредственном участии АНС, методы. Однако, по его мнению, историческая информатика испытывает определенный упадок, возможно связанный с появлением Интернета и "стихийным" распространением информатизации в среде историков. По мнению Онно Боонстра, однако, очевидно, что в будущем неизбежно будут востребованы историки, участвующие в крупных технологических проектах по оцифровке. Он отметил, что большинство аудитории – это историки, занятые решением содержательных исторических проблем. «Мы представляем себе, – сказал он, – исторические проблемы с источниками. Пусть же их нам решают специалисты в области информатики. Наших собственных знаний и умений для этого недостаточно, но мы можем сформулировать задание». При этом придется вырабатывать новую методологию, и надо, чтобы было, кому это делать.

    Другой вариант будущего исторической информатики предложил Инго Кропач (Австрия). Он сказал, что хотя каждый из собравшихся использует информатику в исторических исследованиях, главная цель АНС – не поддерживать в этом других историков (хотя мы и можем сделать это), а развивать историческую информатику так, чтобы она становилась собственной научной дисциплиной. Для этого надо больше привносить в историю математический подход, вообще сделать историю более точной наукой. «Нам придется создавать модели, – заметил он, – как для реконструкции источников, так и для расширения нашего знания о прошлом». Надо отметить, что этот "математизированный" подход скорее не был поддержан остальными выступающими, по крайней мере, никто не высказался в его поддержку. Возможно, поставленная задача слишком сложна, чтобы ее хотелось реально обсуждать, хотя шаги по ее решению, очевидно, были бы блестящей перспективой для исторической информатики именно как для науки.

    Питер Доорн, направив дискуссию, сам воздержался от дальнейших выступлений. Он скорее был занят учетом высказывающихся мнений и в конце "Круглого стола" пообещал разослать по листу рассылки АНС резюме состоявшейся дискуссии. Несомненно, проблема будущего исторической информатики достаточно серьезна – будет ли историческая информатика одной из вспомогательных дисциплин или удастся разработать важные методологические аспекты будущих исследований? Есть основания полагать, что у АНС есть потенциал для постановки и решения важных для исторической науки методологических задач, но как реализовать его и в каком направлении это стоит делать? Инициаторы дискуссии предлагают самым серьезным образом сосредоточиться на решении этих проблем и собираются обсуждать их также и на будущих конференциях – в Амстердаме в декабре 2003 г. и в Берлине в марте 2004 г. Любые идеи приветствуются.