Конец истории для российской нефти

Советский Союз распался в декабре 1991. В ближайшие годы историки, судя по всему, вполне могут зафиксировать дату конца советской нефтяной индустрии на отметке января 2011 года.

Советский Союз распался в декабре 1991. В ближайшие годы историки, судя по всему, вполне могут зафиксировать дату конца советской нефтяной индустрии на отметке января 2011 года, пишет inosmi. ru .

В этом месяце компания «Роснефть», контролируемый Кремлем нефтяной гигант, подписала соглашение о совместной разведке нефти и газа в российский арктических водах с одной из крупнейших западных нефтяных компаний ВР. Что касается России, то ей повезет, если это будет означать новую эру.

Нефтяные доходы обеспечивают половину доходов российского бюджета, по данным исследования BofA Merrill Lynch Global Research. В прошлом году чтобы бюджет оказался сбалансированным, цена на нефть должна была составлять 110 долларов за баррель, на 38% больше действовавшего уровня.

Эта математика объясняет, почему Москва так много говорит о модернизации своей экономики. Россия уже в значительной степени прожила и растратила свое советское наследство. Отчет McKinsey от апреля 2009 утверждает, что коэффициент полезного использования вырос с уровня в 45% в кризис 1998 года до 80% к 2007. Будущий рост будет больше зависеть от роста производительности и инвестиций. В этом отношении России приходится очень сложно, учитывая незначительность собственного доступного капитала для долгосрочных инвестиций, по данным «Тройки-Диалог». Поэтому Россия остается зависимой от иностранного капитала.

Российский нефтяной сектор отражает ситуацию и в других отраслях экономики. Производство в основном сосредоточено в таких районах как Западная Сибирь, в основном разработанном еще тогда, когда над Кремлем витали серп и молот. Применение современных технологий, в частности путем партнерства по тому же принципу, что было, например, у ВР с Teekay Tankers, помогло не допустить постсоветского коллапса в производстве. Но эти месторождения старые и сейчас истощаются. А инвестиции сравнительно недостаточны. Российские крупные нефтяные компании тратят 53% денежных средств, получаемых в секторе разведки и добычи, на финансирование и развитие новых запасов (в период с 2005 по 2009гг.), по сравнению с уровнем в 65% у крупнейших западных игроков этого рынка, согласно данным IHS Herold.

Если Россия сможет профинансировать свою программу модернизации, а также снизит заложенную в бюджет цену нефти, ей придется компенсировать истощение запасов нефти советских времен разработкой новых проектов в зоне арктического побережья. Налоговая реформа, направленная на привлечение новых отечественных инвестиций, идет ни шатко, ни валко – только 4 из 22, получивших льготный налоговый режим месторождения, сейчас работают, по данным BofA.

Если абстрагироваться от непосредственно Кремля, то крупные российские нефтяные компании тоже в этом жизненно заинтересованы. Уже страдая от низких кратных показателей стоимости компаний, им требуется путь для роста как никому другому.

ВР и иже с ней способны предоставить опыт и капитал, чтобы достичь этого. Им самим нужны надежные планы роста. Дальнейшие сделки, направленные на установление партнерства между российскими обладателями лицензий на разработку и крупными иностранными игроками нефтяного рынка имеют смысл. Список возможностей включает использование опыта Royal Dutch Shell в области природного газа, или опыт Chevron в извлечении сложных для добычи запасов нефти.

Потенциальные партнеры будут с большим интересом наблюдать, как будет развиваться партнерство ВР и «Роснефти», и в частности, за приверженностью Кремля этому сотрудничеству. Надежда на то, что премьер-министр Владимир Путин, который уже однажды назвал советский коллапс «катастрофой», заинтересован в том, чтобы с советским наследием в смысле нефти этого не произошло.