• ПЕРВЫЙ ОПЫТ РОССИЙСКОГО КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ

    Из истории российско-голландского технического сотрудничества

    В 2008 году исполнилось 340 лет со дня создания первого русского военного корабля "Орел". Это событие имело поистине историческое значение. На этом корабле впервые был поднят трехцветный флаг, ставший в конце ХХ столетия национальным флагом России.

    Создание "Орла", названного так по древнему российскому гербу, укрепленному на корме судна, стало возможно благодаря активному содействию московскому правительству голландских купцов и специалистов. Именно голландский купец Андрей Виниус обратил внимание царского двора на необходимость иметь военный флот на Каспийском море для обеспечения безопасности торгового судоходства. Голландцы, встретив в лице англичан достойных соперников в борьбе за господство на море, вынуждены были уделять большое внимание обеспечению охраны своих судов от пиратов и каперов конкурирующих держав. В период англо-голландских и франко-голландских войн их корабли приходили в Архангельск в сопровождении военных конвоев. Поэтому в Нидерландах прекрасно понимали значение военного флота в мировой торговле.

    Предложения А. Виниуса оценили не сразу, но когда участились нападения казаков на торговые суда на Каспии, боярин А. Л. Ордын-Нащокин поддержал идею создания военного флота для противодействия разбойным нападениям в Волго-Каспийском бассейне. Летом 1666 года по поручению московского правительства в Голландию был направлен купец голландец Иван фон Сведен, долгое время проживавший в России и занимавшийся здесь торговыми делами. Ему было поручено "нанять плотников, которые могли бы строить корабли для морского ходу, и людей, которые могли бы управлять кораблями". Миссия И. фон Сведена привлекла внимание голландцев. Распространялись слухи о том, что царь Алексей Михайлович "повелел снарядить в Амстердаме несколько кораблей для следования чрез Каспийское море в Персию и что цель этой экспедиции состояла в том, чтобы направить торговлю персидским шелком в Московское государство". Торговые круги Нидерландов, в первую очередь Амстердама, в XVII веке не-однократно предпринимали попытки добиться от русского царя разрешения на торговлю с Персией через территорию России. Поэтому предложение московского правительства заинтересовало многих голландцев.

    И. фон Сведену без труда удалось завербовать в Амстердаме на службу в Россию голландских специалистов. Среди тех, кто откликнулся на это предложение, были шкиперы Ламберт Якобс Гелт, плотники Виллем Барентс Клоппер и Дирк Питерс, младший штурман Ян Альбертс, блочный мастер Виллем Виллемс, канонир Корнелис де-Фриз и другие. В качестве командира команды голландских специалистов был нанят на русскую службу в чине капитана Давид Бутлер, приходившийся двоюродным братом И. фон Сведену. Все они являлись жителями разных нидерландских городов, но большинство были из Амстердама - крупнейшего центра не только голландской, но и мировой торговли того времени.

    Строительство флота для Каспия решено было вести в России. 19 июня 1667 года царь Алексей Михайлович подписал указ о строительстве военного флота. В указе говорилось: ". великий государь и великий князь Алексей Михайлович, всея Великие и Малые и Белые Руси самодержец, указал: для посылок из Астрахани на Хвалынское море делать корабли в Коломенном уезде в селе Дединове. ".

    Шкипер, старший и младший плотники и ряд других специалистов из команды, набранной в Амстердаме, сразу же уехали в Россию, а остальные задержались в Голландии на год, во время которого Д. Бутлер нанял в свою команду парусного мастера Яна Стрейса, составившего впоследствии описание своего путешествия в Московию.

    Непосредственное строительство кораблей для Каспия было поручено голландцам Корнилиусу фон Буковену и Якову Старку. Среди других голландцев, находившихся "у корабельного строенья", упоминаются Ламберт Гелт, Вилим фон-Денкрет, Миколай Шак, Дитрих Петерсон, Антон Мюнстер и Яков Шкрам. В сентябре 1667 года для наблюдения за ходом строительства в село Дединово были направлены дворянин Яков Полуэктов и подъячий Степан Петров. Общее руководство процессом корабельного строительства царь поручил осуществлять боярину А. Л. Ордыну-Нащокину.

    Строить корабли по гол-ландской технологии было новым и непривычным делом для русских плотников. Голландские мастера, прибыв к месту строительства, столкнулись с массой проблем: от отсутствия необходимого строительного материала и рабочих до различных административных препон. Об отношении же жителей села Дединово к иностранцам можно судить по тому факту, что они отвели им дворы для проживания далеко от "корабельного дела". Наконец 25 августа 1668 года Я. Полуэктов сообщил, что "корабль к отпуску готов и щеглы все поставлены, и к окнам и дверям пробоины куют наспех". В сентябре того же года нанятые в Голландии специалисты во главе с Д. Бутлером прибыли в Россию. Вскоре им сообщили, что корабль, на котором им предстоит служить, почти достроен. Расхождения во взглядах Я. Полуэктова и К. фон Буковена относительно возможности провода корабля через Оку в Волгу не позволили отправить его уже в 1668 году к месту службы в Астрахань.

    Помимо "Орла", в Дединове при участии голландцев были построены яхта, бот и "шняки". Что касается оснащения данных судов корабельными припасами, то часть из них (корабельные снасти) была сделана в Нижнем Новгороде, а другие приобретены за границей, в частности, в Голландии было закуплено парусное полотно для "Орла".

    Летом 1669 года, несмотря на то, что еще не были готовы все корабельные припасы, решено было отправить "Орел" и яхту в Астрахань, чтобы не пропустить навигацию на Волге. В Нижнем Новгороде, где располагались большие канатные дворы, для приема корабельных снастей, блоков и якоря остались несколько человек во главе с голландцами лейтенантом Миколаем Шаком и старшим боцманом Питером Бартельсоном, которые должны были последовать за остальными, когда все необходимое будет изготовлено.

    Команду корабля "Орел" составили русские и голландские специалисты и матросы. Капитаном был назначен Давид Бутлер, кроме него в команду из голландцев вошли корабельный дозорщик и писарь Ян Альбертсон, брусяные мастера Виллем Виллемс и Вигерт Попкес, боцманы Петр Бартельсон и Мейден Мейденсон, карабельные пушкари Корнилиюс Корнилиюсов и Кистер Брант, парусные мастера Ян Янсен Стрейс и Элес Петерсон, а также корабельные сары Корнилиюс Брак, Даниил Корнансон и Питер Андерсон.

    Голландскому экипажу корабля "Орел" не суждено было передать все свои навыки русским специалистам мореходного дела. В условиях восстания, охватившего Нижнее Поволжье, сил одного военного корабля было недостаточно, чтобы противостоять разинской вольнице. Голландцы предпочли не рисковать напрасно жизнью и покинули охваченную пламенем восстания Астрахань. Побег от разинцев для многих из них обернулся не меньшими неприятностями, так как они были захвачены в плен на побережье Дагестана и проданы в рабство. Не многим из них удалось вынести тяготы плена и обрести свободу. Одним из тех, кто сумел вернуться в Россию, был канонир К. Брант. Он предпочел не возвращаться в Голландию и остался в России, где стал зарабатывать на жизнь ремеслом плотника.

    Спустя много лет К. Бранта разыскал его соотечественник купец Ян Тиммерман, рекомендовавший его царю Петру I как опытного плотника. К. Брант смог починить для юного царя бот, на котором тот стал совершать водные прогулки и так увлекся морским делом, что поставил перед собой цель в совершенстве изучить корабельное ремесло и навигацию и создать в России военный флот. Эти планы, как известно, были во-площены Петром I в жизнь, но он не забыл тех, кто стоял у истоков российского кораблестроения. В предисловии к Морскому уставу Петр тепло отзывался о голландских специалистах, которые в царствование его отца, Алексея Михайловича, трудились над созданием первого русского военного корабля "Орел", а впоследствии один из них оказал уже ему самому неоценимую услугу.

    Примечательно, что в настоящее время группой энтузиастов в Астрахани реализуется проект воссоздания копии корабля "Орел". В сборе материала для разработки чертежей голландского военного корабля XVII столетия астраханским конструкторам большую помощь оказали голландские историки и инженеры из Амстердама и Лелейстада, где расположена верфь, на которой была построена историческая копия голландского парусника "Батавия". Хочется надеяться, что и астраханский проект будет доведен до логического конца.

    P. S. Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ ("Астрахань-Амстердам в орбите российско-голландских торгово-экономических отношений XVII-XVIII веков"), проект № 08-01-00326а.

    И. ТОРОПИЦЫН

    11.12 Волга: №185 (25468)